СЕМАФОР ГОРНЯК22          С ДНЁМ ВДВ!!!              СРОЧНО! Сниму квартиру или частный дом +7963 534-79-23    Продам дачу шахтер 1 без бани(15 тыс .).обращаться по т 8.960.949.32.28            Требуются рабочие на колку дров. 89628021574    Продаю дом по улеце шахтерская 105,недорого!!!89609479899                 Самые дешевые в Горняке ПЛАСТИКОВЫЕ ОКНА под ключ! тел.  3-11-00                               Разместить объявление в семафоре- тел/wapp +7 999 400 2422             

                        

Алтайский крайОбщество

Горняк22: Как сложились судьбы первых переселенцев-старообрядцев на Алтай


Фото Олег БОГДАНОВ

Усилиями исследователей Центра старообрядческой культуры, что в Третьяковском районе, судьбы духоборцев, ветрами перемен занесенных на Алтай почти три столетия назад, больше не терра инкогнита.

Сибирские «поляки»

Собственно, пока это всего лишь два небольших помещения, в которых разместились экспозиции, но ведь и сам центр молод, ему и десяти лет нет. Знания о первых переселенцах-старообрядцах хранят их потомки, это очень помогает сейчас отделу музейной деятельности районного многофункционального культурного центра. Его заведующая Ольга Лукина вспоминает, с чего начинался центр:

– В одном из сел, Екатериновке, умерла бабушка, Анна Петровна Раченкова. И родственники передали нам хранимые ею много лет старинные расшитые крестовыми орнаментами рушники и полотенца, одежду, которую носили ее прадеды, старообрядцы-«поляки», бежавшие от реформ патриарха Никона еще в XVII веке. Эти подлинные предметы и положили начало экспозиции, в которой представлены артефакты культуры и быта этой обособленной этнической группы русских. Она пополняется, появляются новые данные благодаря моим коллегам, работающим по этой теме в крае и за его пределами. 

От гонений православные, не принимавшие церковных нововведений, с середины XVII столетия бежали из губерний России в Белоруссию и Речь Посполитую (отсюда название – поляки). И жили на польских рубежах, пока Екатерина II не манифестировала возвращение беженцев. К указу Сената 1762 года прилагался «реэстръ» мест их поселения в Сибири.

Об этом пишет в книге «Поляки Змеиногорского округа» Мария Швецова. Она приводит слова одного из старожилов Черемшанки (Риддерская волость. – Прим. авт.): «Наши деды по старой вере жили. Как стал царем Петр, наш гонитель, они ушли в Польшу, душу спасая. А Екатерина нам милости дала, мы и вернулись; только на свое место уж не пошли, а тогда в Сибирь вызывали, вот мы и попали сюда».

Заселявшие Рудный Алтай получали господдержку – хлеб, семена, ссуды на обустройство. Быстро встав на ноги, они должны были снабжать провизией Колыванский завод, рудники, поселения казаков-защитников.

Из такого форпоста на Алее вырос и нынешний административный центр Третьяковского района. По одной из «ревизских сказок» тех времен, «Староалейская деревня вновь заведена после ревизии 1763 года, заселена в 1766». Первые ее жители – Михаил Будаевский, Аксентий Тихонов, Сидор Авдеев, все – 
почтенного возраста. По одной из версий, название села происходит от «старые люди на Алее». Проезжавший здесь в 
1770 году академик Паллас пишет уже о пяти, кроме этого, «польских селениях»: Екатериновке, Шемонаихе, Верх-Убинском, Секисовке, Бобровке. Староалейское же он описывает так: «Место весьма высоко, сухо и каменисто, и солнечный зной не дает взойти хлебу». Кажется, ничего не изменилось за 250 лет. Как страдала эта земля от засухи, так и страдает.

Род Серёгиных

Тарасовы, Шапоревы, Чесноковы, Егоровы, Васильевы, Владимировы, Климовы – эти распространенные в районе фамилии говорят о принадлежности человека к «полякам». Восстанавливать родословные сложно. Во-первых, потому что многие крестьяне-переселенцы, репрессированные после революции, просто сгинули, не оставив по себе и памяти.  Во-вторых, из-за стереотипов вокруг «неправильной» веры. В иных деревнях старообрядцы и впрямь чурались общения с внешним миром, вплоть до того, что выбрасывали кружку, из которой испил водицы «чужой», есть и такие свидетельства. Но в Рудном Алтае мирно уживались с казаками, допуская и смешанные браки. 

Один из мифов связан со сложными отношениями переселенцев с государством и официальной религией. До того, что даже в армии не служили. Но Ольга Лукина приводит в пример староверов, сражавшихся за родину бок о бок с атеистами, как род Серёгиных. С помощью коллег из Змеиногорска она отследила эту веточку до прадеда Николая Андриановича, георгиевского кавалера, участника Первой мировой войны.

Три его сына ушли воевать в 1941-м. Районная газета «Третьяковский вестник» писала о них часто в прошлые годы. Самый младший, Михаил, артиллерист, погиб на Курской дуге. Старший, Иван, до войны отслужил срочную и окончил офицерские курсы. День 22 июня 1941 года застал его во Владимире-Волынском, городке на Буге. А вот как описывает один из боев Сталинградской операции, в котором участвовал старовер, фронтовик Иван Целуйко в книге «Дороженьки фронтовые»: «Танки противника шли на Ольховатку. Положение было весьма сложным. Под командованием комбрига майора Хопко наши пошли в атаку. Танкистов 1-го батальона вел новый комбат, майор Серёгин. Завязался невиданный доселе танковый бой, стихший только на закате солнца. На поле боя догорало 120 вражеских машин, у нас также были большие потери, 60 подбитых танков». Заметим, что 6-й танковый батальон Ивана Серёгина бросился в неравную по силам драку с фашистами из дивизии «Мертвая голова» – и вышел победителем. Наш земляк горел в танке, пережил несколько контузий и ранений, но дошел до Берлина. Награжден двумя орденами Красного Знамени, двумя – Отечественной войны I степени, орденом Красной Звезды и двенадцатью (!) боевыми медалями.

Средний, Николай, воевал в кавалерии и тоже под Сталинградом, где находился с лета 41-го по февраль 43-го в составе 24-го гвардейского кавалерийского полка. Чудо произошло, братья встретились. Николай до Берлина не дошел – только до Польши, где удостоился ордена Красного Знамени. А зимой 1945-го был направлен в Ивановское военно-политическое училище. После войны вернулся домой, работал учителем истории.

Иван ушел из жизни в начале 80-х, Николай – в 1995-м. Дочери Ивана – Виктория и Нелли, сыновья Николая – Владимир и Николай. Вот как писала о своем папе Нелли Ивановна: «Я счастье свое взяла детством. У меня был такой отец, какого еще поискать надо». По ее словам, когда он по праздникам надевал свой парадный офицерский китель, вокруг от наград стоял серебряный звон.

На дочери Владимира, Ольге, женат Олег Данченко, много лет служивший военкомом в тех же краях. Так переплелись поколения рода староверов-ратников. 

Алтайская правда

Показать больше
Закрыть