“Судят не по окнам”: исповедь домушника со стажем

“Судят не по окнам”: исповедь домушника со стажем

0 Автор Горняк22

Форточники, медвежатники, домушники… Тысячи людей и их жилища страдают от непрошеных гостей

Накануне сезона дач и отпусков наш корреспондент решил выяснить, как уберечься от квартирных воров, привлечь внимание к необходимости позаботиться о своем жилище. Пока о нем не позаботились преступники. Корреспондент Amic.ru Роман Поздняков пообщался с известным в свое время в преступном мире квартирным вором.

Встретиться договорились в частном секторе одного из районов Барнаула. Предварительно созвонившись, я стал ожидать. К автомобилю не спеша подошел неприметный мужчина, на вид около пятидесяти лет, с короткими поседевшими волосами, торчащими из-под вязаной темной шапки. Смотрит спокойно. Одет так же неприметно: темно-серая куртка, темные брюки и… валенки на ногах. Собеседник предложил обращаться друг к другу на “ты”.

– Расскажи, как выбирали квартиры? – спрашиваю я.

– Бывало по неделе смотрели, с утра выходили и смотрели, и за частным домом, и за многоэтажкой.

– А на что конкретно ты обращал внимание?

– Ну на соседей сильно не смотрел, а по наличию денег в адресе бывало по-разному. Квартира у меня была, просто шли и увидели на двери замок кодовый, сломали, зашли, взяли там по-нормальному. По тем деньгам забрали 7000 долларов, и много рублей, хотя домик был неприметный.

– Использовал ли ты скрипичную струну, отмычки? В фильмах показывают – у жулика набор отмычек.

– Ножницами открывали… Да такого нет в Барнауле, я никогда не работал отмычками. Например, как я работал: я ничего с собой не носил, никакой инструмент, был только маленький ножичек. Лишнее не нужно, раньше же окошек пластиковых не было, штапики убрал, потом стекло, залез, и дело сделано. Частный сектор – в любом дворе, в любой сарайке топоры, ломы, подковырнул там же на месте. Там дом, – показывает рукой в сторону, – просто шли гуляли, подходим, стучим, никто не открывает, топор раз в дверь, зашли, взяли. По многоэтажке – прозванивают квартиры, спички вставляют, чтобы знать был ли кто дома. (Спичка кладется между входной дверью и проемом, если кто-то заходил, то спичка падает, и преступник может понять периоды нахождения хозяина дома, – прим. авт.)

– “Работал” один или с кем-то? (Я использовал термин “работать”, который постоянно употреблял собеседник в значении похищать.)

– Лучше вдвоем.

– Потому что один смотрит?

– Не то что смотрит, вдвоем зашли и отбились. На всякий случай, вдруг там кто-то спал или соседи рядом. (“Отбились” – взяли имущество, – прим. авт.)

– А были ситуации, когда хозяева оказывались дома?

– Был случай, забрались и вот он спит.

– Ну и что?

– Потихонечку забрали и ушли. В дом зашел, видишь, хозяин на месте – ничего не трогаешь, стараешься убежать. Было что зашли с подельником, а под телевизором бультерьер сидит, я говорю: “Опа, назад”, а под вешалкой коробка, а там щенята, прикинь. Ну пришлось окно выносить – уходить.

Собеседник разговорился:

– Тема была, ребятишки отдыхали с одной девушкой, а отец ее предпринимателем в Горном Алтае был. Ключики отпечатали у нее, слепок сделали и нам передали. Мы поехали туда, предварительно по слепку из заготовки сделали ключик, зашли, но ничего не взяли – нечего брать было. Я в основном по частному сектору работал. В многоэтажке глазки, там только слепки делать, чтобы подошел, сразу открыл, зашел “без кипиша”. Были ребята, которые лазили по балконам. Миша Талайка, тот лазил прям на восьмой этаж… Были с Солнечной Поляны, Лис, еще ребята, они ножницами открывали – затачивали, проворотом вскрывали, но там шума много.

– Как сейчас с квартирными кражами?

– По сути, сейчас квартирные кражи… Знаешь – по пьянке. Сейчас в любой дом зайди, ну что ты возьмешь? Это раньше, в 90-е, мы заходили, брали деньги, золото, аппаратура какая-то хорошая попадалась, меха, шуба норковая. А сейчас, ну что ты… Ты эту шубу норковую возьмешь и куда? Везде видеокамеры, – показывает по сторонам.

– Ну и много краж тебе доказали?

– В 1995 году было за двести “квартирок”, мне ни одной не доказали, мой подельник грузанулся за одиннадцать. (“Грузанулся за одиннадцать” – признался в совершении одиннадцати краж, – прим. авт.).

– Двести, ничего себе…

– Двести двадцать шесть, – поправил собеседник. – Ну а что, я отпечатков никогда не оставлял, зимой в валенках ходил, следов обуви не оставлял, в перчатках работал. Заходили днем: с утра смотришь – на работу уходят. Бывало вечером, бывало спонтанно. У нас случай был: коттеджик тоже неделю “пасли”, а нас “центральщики” выследили, я не помню, кто там был из оперов, на другую сторону перешли и пасут нас с видеокамерой, чтобы все заснять. А подельник мой резко в туалет захотел. Мы разворачиваемся и уходим, а опера думают, что мы их “спалили” и сами ушли. Мы до меня дошли, и обратно вернулись, спокойно зашли.

– Как бросил заниматься кражами?

– А смысл какой? Дело в том, что они как приходят, так и уходят. (Имеет в виду деньги) Мне сейчас на жизнь хватает, раньше 4 месяца покуражился – 5 лет в тюрьме просидел.

– Всего сколько лет отсидел, больше десяти?

– Не знаю, конечно, больше.

– Последнюю квартирную кражу помнишь?

– Да последняя она и не моя была, просто показал квартиру, их задержали, и они на меня допросились, и куда сдали похищенное, парень тоже сказал, что это я сдавал. Меня замотали, их было человек пять, но сидел я один год и два месяца, отсидел и освободился. После этого все, бросил.

– А первая квартирная кража когда была?

– Еще в школе учился, адреналин, похулиганить хотел, толком ничего не брал.

Еще один вид краж – карманные. Я решил узнать подробнее и о карманниках.

– Слышал, как карманники тренируются с колокольчиком? (Имеется в виду, когда на пальто или куртку вешается много колокольчиков, и когда рука запускается в карман – колокольчики не должны зазвенеть, – прим. авт.)

– Это миф, возможно, где-то было, но я ни разу не слышал. Сейчас никаких карманников уже нет, карманники были в 70-е, 80-е. То, что люди говорят, что у них что-то вытащили из кармана, это так… Сами теряют, в основном. Колокольчики в пальто – это кино, ситуаций много, человек же не стоит как пальто – двигается, крутится. Ну, а карманников я не знаю, а раньше всех знал. То есть раньше как карманников учили – я же тоже с авторитетами ездил: Саша Дурак, Толя Соромыка, Баранчик. Соромыка в автобус, а паренек его за автобусом, на восьмерке на красной. Тот кошелек – раз и в машину, вот такая вот ситуация.

– Говорят, они за руками следят, маникюр делают.

– Нет. (Усмехнулся) Был карманник один, Чеснок, с огромными пальцами, и работал спокойно. Я когда с ними поездил, потом тоже… Сначала первый раз краснеешь, мандраж, а потом спокойно. Бритвочки делали, бритву ломаешь пополам, изолентой обматываешь, оставляешь краешек – резать сумки. Монеты затачивали. Поймали тебя, ты за губу раз, и нет ничего у тебя.

– Бритву за губу не положишь.

– Почему? Тренировались специально, бритвочку кладешь и ходишь, разговариваешь. Также использовали “ширмы” – что-то вешаешь на руку и под прикрытием “тянешь”. Вдвоем едешь в автобусе, один закрылся, а другой взял. А вот сейчас в карман зачем ты полезешь? Карточки возьмешь? Телефон тоже не нужен. (Ширма – куртка, которая перекидывается через согнутую руку, для того чтобы другой рукой незаметно что-то похитить, просунув ее под закрывающей обзор одеждой – прим. авт.) Могут по человеку работать конкретно, когда знают, что у него есть что-то. Я назвал тебе имена, они уже покойники, но хорошие карманники были, за них не стыдно сказать. Вова Лупарь, Литуй, Боря Жаба… Все эти люди из разных семей. Толя Соромыка из интеллигентной семьи, Саша Дурак – сам каторжанин, сидевший много раз, но у него знакомые – музыканты, поп с нашей церкви…

– У карманников особые наколки были какие-то?

– Нет, у большинства вообще наколок не было, – показывает свои руки.

– Что ты можешь посоветовать людям, чтобы квартиру не обворовали? Завешивать шторы, прятать ценности?

Собеседник отвечает уклончиво:

– Судят не по окнам и домам, судят, в основном, по людям. Когда мы в 90-х “работали”, у меня была наводчица, она была вхожа во многие дома, говорила мне наколку. (Наколка – наводка, – прим. авт.) Я в сахарнице мужские золотые часы находил, деньги в коробке со стиральным порошком, в холодильнике золото находил, в белье постельном в шкафу. Бывает, в морозилку закатывают зубы золотые. (Закатывать – прятать, – прим. авт.)

После этого разговора я понял: просто надо быть внимательнее к своему имуществу, не рассказывать посторонним про свой достаток и ценности, оборудовать место проживания видеокамерами, которые могут отпугнуть преступника. Обращать внимание на спички, вставленные в дверные проемы, анонимные звонки в домофон. Необходимо всегда контролировать свою ручную кладь и вещи в общественном транспорте. Береженого и вор не тронет.

ИСТОЧНИК

Автор публикации

не в сети 6 дней

Горняк22

Комментарии: 1Публикации: 1275Регистрация: 21-01-2019